Проект Софьи Роговой

«Феномен русского рока»

ВВЕДЕНИЕ

Выбор темы для моего проекта не был случайным. Русский рок сопровождал меня с самого рождения, вплетаясь в тихие голоса родителей, подталкивая коляску и составляя основную часть колыбельных, под которые мне предлагалось спать. 

Мои воспоминания о детстве – это мой папа с гитарой, поющий на кухне «Аквариум» и «Алису», это дачная беседка, где собирались родительские друзья под психоделику «Аукцыона», это школьные посиделки у костра с Цоем, Шевчуком, Бутусовым и другими «героями вчерашних дней» (если верить Андрею Макаревичу).

Стоит отметить, что при всем сказанном выше русский рок не является для меня ни образом жизни, ни светом в конце тоннеля, ни даже излюбленным музыкальным жанром. Смею судить – и для всего моего поколения тоже. Я очень люблю музыку и очень от нее завишу, но при этом я не замыкаюсь на каком-либо одном направлении. Музыка не определяет мое настроение, а сопутствует ему, лишь дополняет то, что я чувствую в данный момент и в каком состоянии души нахожусь. Полагаю, что именно так относится к музыке и большинство моих сверстников.

Почему же тогда я решила (вернее – решилась) писать работу именно по русскому року? Ведь сегодня для подростков в тренде, скорее, клубная музыка, рэп и хип-хоп.

Это решение родилось неожиданно, и дело здесь не только в музыке. 

Мне посчастливилось расти среди очень интересных людей, которые открыто делились своими воспоминаниями, переживаниями и знаниями. Так происходило, когда родители встречались с друзьями, когда во время школьных мероприятий мне удавалось по душам поговорить с учителями и выпускниками школы. Меня никогда не игнорировали, я всегда могла рассчитывать на равноправное участие во взрослых беседах, что было очень приятно и важно. И неоднократно на таких встречах я слышала, что мои родители и их друзья стали теми, кем есть, благодаря русскому року. Что эта музыка предопределила их интеллектуальное и нравственное развитие, дала им смысл существования, научила думать и по-особенному ощущать окружающий мир. И они считали себя особенным «срединным» поколением, чья жизнь по отношению к рок-музыке была четко разделена на «до» и «после».

А еще они говорили, что понять это невозможно, это можно только прожить.

Конечно, я понимала не все и не всему готова была поверить. Но эти удивительные метаморфозы, случившиеся когда-то с близкими мне людьми, вызвали во мне желание узнать больше и попробовать понять, как это работает, как может музыка принципиально изменить жизнь не только одного человека, но целого поколения людей. И поэтому к моменту выбора темы для проекта вопрос «о чем же мне писать?» уже не стоял.

Что же мне предстояло сделать, чтобы ответить на поставленные вопросы?

Во-первых, узнать как можно больше, в какое время и в каких условиях росло поколение моих родителей.

Во-вторых, выяснить, когда и как отечественная рок-музыка появилась в нашей стране и кто ее создавал.

В-третьих, как русский рок повлиял на молодежь тех лет и какую роль он сыграл в культурной жизни страны.

И, наконец, как сложилась судьба русского рока и какое место он занимает в жизни моего поколения.

Актуальность и новизна моей работы заключается в том, что в ней — в отличие от большинства исследований – русский рок рассматривается не как одно из неформальных музыкальных течений, не с точки зрения молодежной субкультуры, а как социально-значимый феномен, предопределивший судьбу целого поколения, его морально-нравственное и интеллектуальное развитие. И тем самым определивший в конечном счете и судьбу Советского Союза.

ГЛАВА 1. «ЛИЦА СТЕРТЫ, КРАСКИ ТУСКЛЫ…»

Поколение русского рока – поколение 60-х – 80-х годов XX века. Этот период жизни совсем другой, далекой и незнакомой мне страны со странным именем СССР ассоциируется у нас с эпохой «застоя», когда во главе государства стоял Л.И. Брежнев. Мои бабушки и дедушки, заставшие этот отрезок истории уже совсем взрослыми людьми, рассказывали, что в те годы жизнь каждого советского человека была предопределена с самого рождения: положено было стать пионером, закончить школу комсомольцем, пойти в ПТУ, техникум или в институт, после чего до самой пенсии честно работать на благо отечества.  Тех немногих, кто смел избрать свой собственный путь развития, отличный от предписанного, немедленно объявляли тунеядцами, сажали в тюрьму или высылали из страны (как случилось, например, с поэтом Иосифом Бродским).

             Несмотря на провозглашенную «свободу творчества», официальная советская культура в те годы практически не развивалась. При этом в СССР существовала жесткая государственная цензура для всех творческих инициатив, определявшая раз и навсегда, что хорошо для граждан, а что плохо, что можно делать, а что нельзя. А можно было лишь то, что могло порадовать или не побеспокоить руководителей Коммунистической партии.

             Кроме этого, страна жила за так называемым «железным занавесом» в условиях холодной войны с США.  Культурные отношения с Западом были сведены до нуля, покидать границы Союза не разрешалось. Страна жила в полной изоляции от внешнего мира. Не удивительно, что в таких условиях и «музыкальная» жизнь советского человека ограничивалась произведениями классиков, эстрадой (то, что позже назовут попсой) и бардовской песней, поющей о любви, дружбе и прелестях советской жизни.

              Слушая рассказы очевидцев и читая статьи о советском периоде жизни, я мысленно пыталась примерить на себя рубаху «типичного советского человека». И неизменно оказывалась в тюрьме, где толпы людей в одинаковых серых робах проживают очередной «день сурка». Я пыталась представить, как это — не быть самой собой, не иметь возможности жить как хочешь и делать что тебе нравится. И хотя бабушки говорили, что при всем при этом жизнь была спокойной и понятной, жили радостно и были уверены в завтрашнем дне, такая перспектива меня не радует.

             Мне шестнадцать лет, покой и размеренность жизни не входят в сферу моих интересов. Мне хочется принимать спонтанные решения, реализовывать всяческие безумства и делиться с миром своим внутренним миром. Своим, а не навязанным.

ГЛАВА 2. «ВЕТЕР БОЛЬШИХ ПЕРЕМЕН ДУЕТ НА ВОСТОК»

Застойная тишина тяготила советскую молодежь. Она искала, куда применить свою кипучую энергию, ей хотелось приключений, праздника, хоть какого-нибудь драйва. Применить же ее в Советском Союзе было особо некуда. Конечно, были спорт, космос, туризм, альпинизм и великие стройки, где молодежь всегда была востребована. Но это были государственные конструкции, а молодым людям хотелось чего-то своего, какой-то чистой идеи и чистой энергии.

И вот, в середине 60-х годов в нашу восточную державу пробивается ветерок западной музыки. А с ним и ощущение какой-то свободы, какого-то нового мира с новыми людьми и безграничными возможностями.

Музыкальные «трофеи» попадали в нашу страну разными путями. Виниловые пластинки с зарубежными исполнителями привозили из зарубежных рейдов моряки и прогрессивные дипломатические работники. Радиолюбители-подпольщики ловили зарубежные радиостанции и в кустарных условиях записывали и продавали магнитофонные катушки.

И вся накопленная и нерастраченная энергия советской молодежи выплеснулась и понеслась рок-волной от Калининграда до Камчатки. И на гребне этой волны, конечно же, неслись по советской земле легендарные Beatles.

Стали появляться первые рок-группы. Музыканты отказывали себе во всем и шли на немыслимые ухищрения, чтобы раздобыть необходимые инструменты. А ведь еще нужно было где-то репетировать и давать концерты, что вообще никак не сочеталось с текущей «политикой Партии».

Музыкальная стилистика и энергетика рока автоматически задавала соответствующую тематику. Это была музыка протеста, музыка бунта, музыка разрушающей стереотипы и штампы энергии. Для застойной и консервативной советской власти это было сродни интервенции, грозящей перерасти в революцию. Поэтому государство немедленно обратило свое всевидящее око на новое молодежное увлечение. При этом власть интересовала в первую очередь не музыкальная, а социально-политическая сторона рока., поскольку такое мощное явление нельзя было оставлять на самотек.

Константин Кинчев, лидер группы «Алиса». Концерт

Государство пробовало подавить рок-движение или хотя-бы максимально его минимизировать. При этом использовались любые методы, от политики тотального замалчивания до повсеместной ругани. А ругали рок за все: за бунтарскую направленность текстов, за музыку, за внешний вид слушателей и исполнителей. Обвинения были стандартными: рок-музыка – это не только низкопробное и вредное явление, но и мощное средство буржуазной идеологии, направленное на растление советской молодежи, а значит — на подрыв устоев всей нашей жизни.  Но было уже поздно, новая тенденция прочно укоренилась в Советской стране. Рок до поры ушел в подполье, развиваясь и совершенствуясь в подвалах, гаражах и на квартирах.

Справедливости ради стоит упомянуть, что поначалу рок в нашей стране обретал и правда довольно неэстетичные формы. Отсутствие хорошей аппаратуры и инструментов в сочетании с совершенно непривычным музыкальным материалом чаще всего порождало дикую какофонию из резких звуков и маргинальных текстов асоциальной направленности.

Однако так длилось недолго. Удивительно, но именно благодаря року оказалось, что в стране огромное количество молодых талантливых поэтов и музыкантов, до этого сочинявших «в стол» и не знавших себе достойного применения и настоящей цены своему творчеству. Именно эта рок-элита и создала в конечном итоге то уникальное явление, которое сегодня мы называем русским роком и которое является предметом моего исследования.

ГЛАВА 3. ПОКОЛЕНИЕ ДВОРНИКОВ И СТОРОЖЕЙ

«Я к сожалению, не пророк,

но верьте мне, настанет срок

на удивление всему миру,

над нашей Северной Пальмирой

взойдёт звездою русский рок«.

Ю. Шевчук

Странные истории были рассказаны мне отцом, его друзьями и руководителем моего проекта о жизни страны 70-80х годов. Странные и печальные в первую очередь для меня, не понимающей, как это — быть как все и не иметь возможности проявлять себя как хочется.

Тогда нельзя было быть фрилансером, зарабатывающим игрой на гитаре, нельзя было «работать» поэтом или художником.  Искусство не признавалось самостоятельным социально значимым благом, оно являлось неким приятным «бонусом» к производственным достижениям трудящихся. Всем, кто пытался жить по своим правилам и нормам, грозило наказание вплоть до тюрьмы.

Статья 209.1. УК РСФСР. Злостное уклонение от выполнения решения о трудоустройстве и прекращении паразитического существования

Злостное уклонение лица, ведущего антиобщественный образ жизни, от выполнения решения исполнительного комитета районного (городского) Совета депутатов трудящихся о трудоустройстве и прекращении паразитического существования —

наказывается лишением свободы на срок до одного года или исправительными работами на тот же срок.

           Не удивительно, что творческая молодежь искала способы вырваться из такой системы и реализовывать свои таланты и возможности, данные им от природы. Иными словами, молодые люди просто хотели быть самими собой и не только честно выполнять свои гражданские обязанности, но и иметь свою культурную жизнь. При этом творческой молодежи приходилось как-то приспосабливаться к государственному устройству и в то же время искать пути для самореализации. Так, рокеры находили себе легальную работу там, где образовывалось свободное время и место для репетиций и подпольных концертов. Они работали кочегарами, дворниками, грузчиками, сторожами на складах, в портах и в иных подобных местах. Большое преимущество такой работы заключалось в том, что в Ленинграде (родине русского рок-движения) дворникам предоставлялось жилое помещение., где можно было тайком собираться и музицировать. Вот лишь некоторые примеры из такой «рабочей» жизни наших рок-звезд:

Майк Науменко («Зоопарк») — сторож в мастерской по обработке дерева;

Виктор Цой («Кино») — кочегар в котельной в Ленинграде;

Константин Кинчев («Алиса») — грузчик в булочной;

Юрий Шевчук («ДДТ») — дворник, кочегар, сторож;

Борис Гребенщиков («Аквариум») – сторож.

Владимир Шахрин («Чайф») – строитель-монтажник.

         

Виктор Цой в своей кочегарке в Ленинграде

Желание рок-музыкантов оставаться собой, не разменивать и не предавать свой талант и свое предназначение было сильнее страха общественного порицания и уголовной ответственности. Стали создаваться подпольные рок-клубы, давались нелегальные концерты на дому (знаменитые «квартирники»). Музыканты умудрялись даже давать турне по регионам страны, приводя в восторг своих поклонников и раздражая правоохранительные органы.

Квартирник у Б. Гребенщикова

Показательны в этой связи строки Бориса Гребенщикова в песне «25 к 10»:

Я инженер на сотне рублей,

И больше я не получу.

Мне двадцать пять, и я до сих пор

Не знаю, чего хочу.

И мне кажется, нет никаких оснований

Гордиться своей судьбой,

Но если б я мог выбирать себя,

Я снова бы стал собой.

          Вместе с тем, рок-движение было обусловлено необыкновенным свободолюбием рокеров. Государственные запреты и предписания, любые варианты Прокрустова ложа музыканты не могли принять, поскольку их переполнял богатый внутренний мир, им было свойственно особенное ощущение справедливости. Каждый из них был яркой индивидуальностью и каждый был по-своему талантлив. Вот как говорил об этом Виктор Цой в одном из своих интервью: «Я стараюсь всё время быть в ладу с самим собой. Во всяком случае я не представляю себе, чтобы меня чему-то можно было научить, я предпочитаю как бы узнавать всё сам. Учиться на основе собственных наблюдений, не верить на слово непонятно кому. Я просто чувствую себя свободным… в конечном счёте свободным. То есть я не завишу вообще ни от кого».

          Я помню, как папе трудно было объяснить мне механику этого явления. «Это нельзя понять, – говорил он, —  это можно только прожить». И отец, и Алексей Рахманин рассказывали, что тексты рокеров принесли с собой не только ответы на все вопросы, но и сами вопросы, которые никогда не были бы заданы, если бы не эта музыка. И то, что казалось важным, забылось, а то, что воспринималось как шутка или небылица, обрело смыслы и стало центром вселенной. Присутствуя при беседах этих взрослых и не всегда понятных мне людей, я поражалась их умению мгновенно вспоминать песенные строки на все случаи жизни, к любой теме. И, вдумываясь в содержание этих строк, часто понимала смысл их беседы, до этого скрытый за диковинными формулировками и заумными рассуждениями. 

           Это были удивительные, особенные люди, пронесших свою свободу и свой талант через все запреты и трудности. Это были люди, давшие смысл и показавшие путь развития нескольким поколениям советских людей. – думающих, чувствующих, энергичных и внутренне свободных.

Мои взрослые друзья, прожившие эту прекрасную историю, рассказывали, что с рождением русского рока предопределилось все их дальнейшее существование. Рок явился водоразделом, мгновенно расставившим все на свои места и разделившим людей на своих и чужих. Папа вспоминал, что до конца 70-х годов их мир делился на «правильных пионеров» и хулиганов, читающих и не читающих книги, рыбаков и футболистов. Но с появлением русского рока для моего отца и его единомышленников мир стал разделен на два очевидных лагеря: тех, кто слушает русский рок, и тех, кто слушает все остальное. А чуть позже таким разделителем стала группа «Аквариум», задав новый вектор для определения своих и чужих.

          Вспоминая то время, мои старшие друзья рассказывали, какое множество прекрасных поэтов, музыкантов и художников раскрылось благодаря русскому року. Папа, кстати, тоже человек пишущий, и истоком его поэзии также является творчество русских рокеров.

         Своего рода посвящением «поколению дворников и сторожей» является одноименная песня группы «Аквариум», когда к концу 80-х годов Борис Гребенщиков уже понял завершенность миссии русского рока:

Поколение дворников и сторожей

Потеряло друг друга

В просторах бесконечной земли

Все разошлись по домам.

В наше время,

Когда каждый третий – герой,

Они не пишут статей,

Они не шлют телеграмм,

Они стоят как ступени,

Когда горящая нефть

Хлещет с этажа на этаж;

И откуда-то им слышится пение.

И кто я такой, чтобы говорить им,

Что это мираж?!»

       

Молодой состав «Аквариума» и Майк Науменко («Зоопарк») 

Я никогда не была фанатом именно отечественной рок-музыки. Как и большинство в моем поколении, я слушаю музыку разную, зависящую от моего настроения. Иногда ставлю что-то просто фоном, поэтому терпимо отношусь практически к любым музыкальным жанрам. Но к русскому року я испытываю особое уважение и благодарность. Ведь во многом именно он сделал моего отца таким, каким я его знаю и люблю. Они оба – и папа и рок – учат меня думать, учат принимать жизнь такой, какая она есть, учат понимать себя.

           Учат любить.

ГЛАВА 4. «И ПУСКАЙ МОИ СЛОВА НЕ ЯСНЫ – В ЭТОМ МАЛО МОЕЙ ВИНЫ…»

«Существует ли рок-поэзия? Не просто как рифмованные слова, которые поют, а как отдельное явление, обладающее своей спецификой», — спрашивал себя Артемий Троицкий в статье «Песни городских вольеров», опубликованной в газете «Ухо» (№ 1, 1982). И Троицкий приходит к выводу, что в такой поэзии заключена своя система ценностей, в связи с чем она не может анализироваться так же, как классическая литература.

Наверное, Троицкий прав, и не мне с ним спорить. Но все-таки мне кажется, что настоящие стихи могут и должны признаваться классической поэзией, независимо от того, в какое время и кем они были написаны, как и зачем попали в наш мир. Я, конечно, не великий знаток культурного наследия. Но для меня есть такие рок исполнители, одна песня которых стоит для меня больше, чем все творчество иного признанного поэта.  

Знание английского языка дает мне возможность понимать содержание зарубежных песен. И мне представляется, что в западной музыке сила и красота стихов не имеют такого значения, как для нас. Западное мышление, как мне кажется, более формализовано, оно не такое глубокое и философское, как у нас. Поэтому форма музыкальной композиции в западной музыке, как правило, важнее содержания самих песен. Хотя бывают и исключения.

            В отличие от западных рокеров песни наших рок-музыкантов – это, прежде всего, особые, живые, глубокие тексты. Наши настоящие рок-поэты – это люди, у которых есть вопросы к себе и к Богу, к своему народу и к своему отечеству, вопросы о жизни и смерти. Вопросы обо всем, что волнует русского человека. А некоторые музыканты себе нашли на эти вопросы ответы.

            Практически все исследователи русского рока, с работами которых мне удалось познакомиться, признают, что за десятилетия своего существования отечественный рок стал неотъемлемой частью нашей литературы и искусства. Феноменом, свойственным именно русской рок-культуре, является ее исключительная ориентированность на текст, первостепенность слова и вторичность музыки.

             Конечно, в эпоху зарождения русского рока причины возникновения этого явления в нашей стране были очевидны: стремление молодого поколения выбраться из-под влияния государственной идеологии, культурных штампов «правильного» искусства, лицемерной морали старшего поколения. Иными словами — вырваться из системы, которая подавляла свободу мысли и самовыражения. Но я уверена, что в основе настоящего рок-творчества лежит и истинное поэтическое искусство. Ведь в текстах песен таких авторов, как Борис Гребенщиков, Андрей Макаревич, Юрий Шевчук, Ольга Арефьева, Александр Башлачев, Вячеслав Бутусов, Диана Арбенина, Светлана Сурганова и многих других мы видим глубокие социальные, философские и религиозные смыслы, поданные с изысканной красотой, силой и метафоричностью.  В их творчестве, современном и злободневном, угадывается все поэтическое наследие России, которое всегда оказывало влияние на настоящих поэтов.

          Так уж получилось, что через мою жизнь наиболее полно и показательно прошло творчество Бориса Гребенщикова. Именно его песни чаще всего пели мой папа со своими друзьями, именно по поводу БГ больше всего спорили в моем присутствии взрослые. И именно он как никто вместил в своей поэзии весь доступный нам мир, наделив его особой красотой и метафоричностью. Вот послушайте:

«Он слышал ее имя — он ждал повторенья;

Он бросил в огонь все, чего было не жаль.

Он смотрел на следы ее, жаждал воды ее,

Шел далеко в свете звезды ее;

В пальцах его снег превращался в сталь.

И он встал у реки, чтобы напиться молчанья;

Смыть с себя все, и снова остаться живым.

Чтобы голос найти ее, в сумрак войти ее,

Странником стать в долгом пути ее;

В пальцах его вода превращалась в дым.

И когда его день кончился молча и странно,

И кони его впервые остались легки,

То пламя свечей ее, кольца ключей ее,

Нежный, как ночь, мрамор плечей ее,

Молча легли в камень его руки»

          Понятно, что это песня о любви. И вроде бы все то же самое можно было бы написать куда проще и понятнее, но настоящий поэт тем и ценен, что пишет о давно известном не так, как другие. Давайте сравним это стихотворение с «Жирафом» Николая Гумилева:

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд

И руки особенно тонки, колени обняв.

Послушай: далёко, далёко, на озере Чад

Изысканный бродит жираф.

Ему грациозная стройность и нега дана,

И шкуру его украшает волшебный узор,

С которым равняться осмелится только луна,

Дробясь и качаясь на влаге широких озер.

Вдали он подобен цветным парусам корабля,

И бег его плавен, как радостный птичий полет.

Я знаю, что много чудесного видит земля,

Когда на закате он прячется в мраморный грот.

Я знаю веселые сказки таинственных стран

Про чёрную деву, про страсть молодого вождя,

Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,

Ты верить не хочешь во что-нибудь кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад,

Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав.

Ты плачешь? Послушай… далёко, на озере Чад

Изысканный бродит жираф.

          Разве не эстетика строк и изысканная метафоричность и в этом стихотворении является центром восприятия? А ведь оно тоже о любви, и другой поэт, далекий от рок-музыки, смущает и радует нас поэтической недосказанностью, тайной, сложностью предлагаемой картины мира.

           Мой отец, рассказывая мне о песнях Гребенщикова, как-то сказал: «Умение сложно говорить о простых вещах – такое же искусство, как и умение простыми словами излагать сложные материи».

          И я с ним согласна.

         А вот как выразил свое отношение к вечному Илья Кормильцев в песне «Прогулки по воде» на музыку В. Бутусова:

С причала рыбачил апостол Андрей,

а Спаситель ходил по воде.

И Андрей доставал из воды пескарей,

а Спаситель — погибших людей.

И Андрей закричал — я покину причал,

если ты мне откроешь секрет.

И Спаситель ответил:

«Спокойно Андрей, никакого секрета здесь нет:

Видишь там, на горе, возвышается крест?

Под ним десяток солдат, повиси-ка на нем.

А когда надоест — возвращайся назад,

гулять по воде, гулять по воде, гулять по воде со мной!».

Но Учитель, на касках блистают рога,

черный ворон кружит над крестом…

Объясни мне сейчас, пожалей дурака,

а распятье оставь на потом.

Онемел Спаситель и топнул в сердцах

по водной глади ногой.

«Ты и верно дурак!», и Андрей в слезах

побрел с пескарями домой.

Видишь там, на горе, возвышается крест.

Под ним десяток солдат. Повиси-ка на нем.

А когда надоест, возвращайся назад,

гулять по воде, гулять по воде, гулять по воде со мной!

            Несмотря на простую конструкцию предложений и внешне простые слова, для меня это сильные стихи и настоящая, большая поэзия.

          Вся рок-культура – это особый вид искусства со специфическими атрибутами: поведением на сцене, манерой исполнения, текстами, одеждой, призванными в какой-то мере эпатировать публику, заставить слушателя не соглашаться с общепринятыми стандартами, не преклоняться перед надуманными авторитетами. И тексты рок музыкантов, вобрав в себя всю эту специфику и самобытность, внесли особый колорит и смысл в отечественную культуру, наделив ее молодежной энергией и красотой.

             Подытоживая эту главу, я хотела бы привести слова Марии Борисовны Шинкаренковой, кандидата филологических наук, исследователя феномена русского рока. Она сказала, что русская рок-культура сделала великую вещь: она вернула России Слово, которое теперь обрело еще и ритм, чего у русской поэзии никогда не было.

По-моему, прекрасно сказано!

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

«Рок-н-ролл мертв, а мы еще нет…»

                               Б. Гребенщиков

Еще до работы над этим проектом я пыталась понять, почему мне так сложно почувствовать и принять то, что чувствовало по отношению к русскому року поколение моих родителей: этот восторг, этот свет, эти вот «наш путь» и «наш смысл». Мне было обидно признавать, что я чего-то недопонимаю, не так чувствую и вообще все это не очень-то и мое. Мне хотелось соответствовать, так сказать.

Однако благодаря работе над проектом я, как мне кажется, разобралась в этих несостыковках. Дело в том, что миссия русского рока действительно закончилась в той, неизвестной мне стране под названием Советский Союз. С распадом СССР актуальность бунтарства исчезла, протестовать против системы стало бессмысленно, т.к. страна стала совсем другой. Поколение рокеров вышло из тени, легализовалось и получило все возможности для развития своей музыки.

Именно об этом закате русского рока в изначальном его значении и говорит Гребенщиков в своей песне «Рок-н-ролл мертв»:

Локоть к локтю, кирпич в стене;
Мы стояли слишком гордо — мы платим втройне
За тех, кто шел с нами, за тех, кто нас ждал,
За тех, кто никогда не простит нам то, что

Рок-н-ролл мертв — а мы еще нет,
Рок-н-ролл мертв, а мы…
Те, что нас любят, смотрят нам вслед.
Рок-н-ролл мертв, а мы – еще нет.

Сравнивая отношение двух поколений к русскому року я провела небольшое исследование – гугл-опрос представителей поколения 70-80 годов прошлого века (100 респондентов) и своих сверстников (1134 человека).

Ниже на диаграммах представлены результаты этих опросов.

А. Опрос старшего поколения

Вопрос 1:

Вопрос 2:

Вопрос 3:

Как видим, роль и значение русского рока для старшего поколения очевидны, равно как и понимание того, что он сегодня уже не играет определяющей роли в развитии молодежи. Эти выводы подтверждаются данными второго опроса.

Б. Опрос сверстников

Вопрос 1: 

Вопрос 2:

Вопрос 3:

Вопрос 4:

Конечно же, рок не умер. Он изменился и адаптировался под новое поколение и новые запросы. Социальный бунт из рока практически исчез, но его энергия, красота и самобытность текстов остались. Остались и его поклонники. Но когда мы говорим о русском роке, то всегда мысленно возвращаемся к его истокам и его героям – «героям вчерашних дней», как метко окрестил музыкантов тех лет Андрей Макаревич.

Мы другие. И нам дано многое, чего не было у наших родителей, в том числе и свобода быть собой, за которую они так боролись. И наш рок-н-ролл только начинается.

И то, что было, набело откроется потом;

Мой pок-н-pолл — это не цель и даже не средство.

Не новое, а заново, один и об одном:

Дорога в мой дом, и для любви это не место

(БИ-2)

ИСТОЧНИКИ

Литературные источники:

1.        Русский рок. A.T.Publishing (Александр Трофимов издательство) А.Т.Р. 2003.

2.        Смирнов И. «Время колокольчиков». ИНТО, 1994.

3.        Журнал «Юность» № 5, 1983 г.

4.        Журнал «Столица» № 21», 2004 г.

Интернет-источники:

5.        Магистерская диссертация «Русская рок-журналистика 1980-2010 г.» Автор – Муравьев М.Л. Санкт-Петербургский Государственный университет, факультет журналистики, кафедра истории журналистики

https://studbooks.net/726541/zhurnalistika/russkaya_rok-zhurnalistika_1980-2010_gg

6.        Влияние рок-музыки на формирование личности подростка. Терешечкина Э. А., Мубаракзянова А. В.

http://sjes.esrae.ru/pdf/2013/2/39.pdf

7.        Влияние русского рока на формирование личности. Н.В. Архангельская

https://www.b17.ru/article/rock/

8. Русский рок. Мнение дилетанта

https://tunnel.ru/post-russkijj-rok

9. Универсальная научно-популярная энциклопедия «Кругосвет». «Рок-музыка в России»

https://www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/muzyka/ROK-MUZIKA_V_ROSSII.html

10. Как русский рок развалил Советский Союз. Интервью Lenta.ru с  музыкальным продюсером и ведущим телеканала «Дождь» Михаилом Козыревым.

https://lenta.ru/articles/2019/03/26/kosirev3/

11. Николай Карпушин. Проблемы рок-музыки в России.

Проблемы рок-музыки в России

12. Русский рок.

https://posmotre.li/%D0%A0%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D1%80%D0%BE%D0%BA

13. История русского рока — легенды советского времени.

История русского рока — легенды советского времени

14. Постсоветская история русского рока (1990-е)

Постсоветская история русского рока — новые жанры, группы, стили, направления

15. История русского рока. Коротко и в общих чертах

https://maxpark.com/community/88/content/6365966

16. Александр Кушнир. Повесть о сыновьях молчаливых дней. Как начиналась магнитофонная летопись русского рока.

https://yandex.ru/turbo/snob.ru/s/entry/188109/

17. Русский рок. Как все начиналось…

https://pikabu.ru/story/russkiy_rok_kak_vse_nachinalos_3538216

Рекомендованные статьи